12152017Headline:

Жизнь и трагедия причерноморских немцев

a7b9b96348c00b68b770e4d1d094432aНемецкие колонисты на юге Украины начали обустраиваться с 18 века. В то время в северном Причерноморье, в том числе и на Одесщине, стали массово появляться поселения, основанные выходцами из различных земель современной Германии. И сейчас, в наши дни, можно встретить в населенных пунктах Одесщины, Николаевщины и Херсонщины старинные немецкие усадьбы и дома из добротного известняка, простоявшие уже не один век.

Немцы селились обособленно, но их села часто соседствовали с украинскими селениями. Взаимоотношения между коренным населением и пришлыми колонистами складывались по-разному, но, в основном, они были добрососедскими. Мой дед Никита, который застал те времена, когда немцы еще жили у нас на Одесщине, рассказывал об особенности жизни и быта этого народа.

С его слов, первое, что отличало германцев от украинцев, это, конечно же – сами жилища. Немцы строили добротные каменные дома со множеством комнат и хозяйственных пристроек, тогда, как местные жители предпочитали жить в основном, в землянках, крытых камышом. Также колонисты отличались своей хозяйственностью и колоссальной работоспособностью: они владели обширными виноградниками и садами, держали много скотины и прочей живности.

Как вспоминает дед, конфликтов между местными общинами и немцами, как правило, не было, случались, конечно, различные бытовые неурядицы, но все они разрешались мирно и без насилия.

Хотя, был один неприятный инцидент в истории взаимоотношений причерноморских немцев и украинцев. Эта история случилась во время Первой мировой войны в том селе, где родился и жил мой дед и все его предки. Один из них  – дед моего деда и поведал ему о случившемся в те далекие годы.

Когда началась война немецкие мужчины, живущие в соседней деревне стали собираться около местной Кирхи и что-то активно обсуждать. А в то время в селе деда жил очень грамотный местный паренек по имени Пылып, который хорошо знал немецкий язык. И этот Пылып подслушал разговор немцев во дворе Кирхи, из которого узнал, что они планирует ночью выбить соседнее украинское село.

Пылып с еще одним своим товарищем решил помешать немцам совершить свой злой замысел, он где-то раздобыл несколько гранат и  устроил засаду недалеко от Кирхи. Когда немцы ночью стали собираться около Кирхи, чтобы выдвинуться на соседнее село, Пылып с товарищем стали кидать в их сторону гранаты – испугавшись неожиданного нападения немцы разбежались. Таким образом Пылып спас свое село от катастрофы.

Но этот случай скорее исключение из правил взаимоотношений колонистов и местного населения, многие немцы и украинцы, живущие по соседству, часто становились хорошими друзьями, хотя межнациональные браки, все же, оставались крайне редкими.

Трагедия для немцев северного Причерноморья случилась весной 1944 года. В то время фашистские войска отступали под натиском Красной армии, в конце марта был освобожден Николаев и наступление советских войск продолжалось на правом берегу Южного Буга в сторону Одессы.

Нужно отметить, что во время фашисткой оккупации Одесщины, местные немецкие колонисты, которые уже жили на этих землях два столетия, ни коим образом не стали вести себя враждебно по отношению к своим соседям из числа украинцев и представителей других национальностей. Местные немцы продолжали жить своей повседневной жизнью и в, подавляющем большинстве, негативно воспринимали фашистскую оккупацию их новой родины.

Ка вспоминал дед Никита, очевидец тех событий весны 1944 года, – рано утром в село вошли немецкие спец отряды, они собрали всех немцев – жителей села и приказали им в течении часа собрать самые необходимые вещи и погрузиться на телеги.  Затем обозы с немцами стали покидать село. Так происходило по всем немецким деревням Одесщины и Николаевщины.

Люди плакали, сидя на телегах, махали руками на прощанье свои соседям-украинцам, “-мы вернемся!”, – кричали они, вспоминает дед. Никто не вернулся…

Уходя в спешке из своих деревень немцы оставляли свои дома и все имущество в них, в хлевах и в загонах оставалась скотина и птица. Солдаты из фашистских спец отрядов строго настрого запретили местным жителям заходить в брошенные дома колонистов.

Три дня стояли пустыми оставленные хозяевами немецкие дома: в конюшнях ревели голодные волы и коровы, лаяли и выли собаки. Когда в село вошли части Красной армии местным жителям  разрешили  занимать брошенное  немецкое жилье. Тогда многие односельчане, до этого живущие в мазанках и хатах стали поселяться в добротных каменных немецких домах, становясь также и владельцами всего имущества, находившегося в них. Их потомки живут в этих домах до сих пор.

Уже позже  в старой немецкой Кирхе сделают клуб, затем склад. И теперь она, полуразрушенная стоит посреди села, как невольное напоминание о жизни и трагедии причерноморских немцев.

Мирослав К.

___________________________________________________________________________________________
comments powered by HyperComments ___________________________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________________________