06272017Headline:

Чем жил город Николаев 90 лет назад?

31286_10_600x397Главной целью любого исторического исследования является попытка вычленить истину, или, как минимум, обрести достаточно достоверное знание процесса развития исследуемого временного момента или общества. Из всех социальных функций, которыми щедро наделена историческая наука, мне как краеведу ближе всего миссия создания коллективной общинной памяти, как процесс выявления опыта прошлых поколений, накопление и систематизация его для информирования современников. Поэтому любой рассказ о прошлом Николаева в наших руках должен стать страницей для нового учебника истории города, который будет когда-нибудь написан. Потому и важен каждый сохранившийся документ или артефакт, каждое слово и цифра, долетевшие к нам из прошлого.

Я держу в руках редкую книгу, выпущенную в Николаеве к десятой годовщине пролетарской революции. Авторы и издатели с гордостью рапортуют об успехах в промышленности и сельском хозяйстве, здравоохранении, социальном обеспечении и народном образовании. Предисловие написано секретарём Окружкома, а послесловие – председателем Окрисполкома. За сухими цифрами и бравурными коммунистическими лозунгами можно легко разглядеть приметы быта рабочей столицы юга Украины. Давайте же посмотрим, как жили наши земляки девяносто лет назад, каким был Николаев образца середины 20-х годов прошлого столетия.

Уездный город «N» с 1 октября 1923 года стал центром Николаевского округа, который, в свою очередь, вошёл в Одесскую губернию. В составе округа находились девять районов: Очаковский, Варваровский, Ландаусский, Вознесенский, Привольнянский, Ново-Бугский, Владимировский, Ново-Одесский и Николаевский. На территории этой административной единицы проживало почти полмиллиона человек. К тому времени как ленинский вопрос «удержат ли большевики власть?» получил утвердительный ответ, коммунистическое руководство округа и города подготовило кропотливый отчёт о достижениях первых десяти лет.

В тексте книги чётко даётся понять, что к 1922 году экономика города упала до невероятно низкого уровня. Хозяйственная разруха, голод, гражданская война – всё это не могло не сказаться на состоянии промышленности и сельского хозяйства. Но на смену кровавой катастрофе пришли годы возрождения народного хозяйства. Важнейшими предприятиями республиканского значения были николаевские судостроительные и машиностроительные заводы: «Андре Марти» и «Плуг и Молот». В 1924 году наметился стойкий рост выпуска продукции на этих заводах.

Среднемесячная зарплата рабочего на судостроительном заводе в 1924-25 гг. составляла 56,74 червонных рублей. Это было даже несколько выше средней зарплаты по Стране советов. В 1926 году Начальник Морских Сил СССР пишет: «Наблюдая судостроительные заводы «Андре Марти» в течение последних пяти лет, нахожу, что с каждым новым годом улучшается организация производства и качество продукции. Последние работы по качеству можно приравнять к довоенному уровню».
В 1925 году в Николаеве, как и по всей стране, создаются производственные тресты. В состав городского Металлотреста вошли механический и чугунно-литейный завод «Крестинтерн», обозные мастерские и гвоздильное производство.

Пищетрест объединил макаронную и халвичную фабрики, пивзавод, табачную и колбасную фабрики, маслозавод. В городе работают: швейная фабрика, химико-фармацевтический завод, мыловаренное предприятие, издательство «Красный Николаев» со своей типографией и переплётной мастерской. Бурно развито движение кустарей: тысяча двести индивидуальных предприятий и артелей. Количество безработных, зарегистрированных на бирже труда в городе, составило в тот год чуть более восьми тысяч человек.

Николаевский порт в это время практически простаивает. С 1918-го по 1921 год нет работы вовсе. В то время как Одесский порт работает, через Николаев в 1925 году не проходит ни тонны импорта, а экспортные перевалки составляют лишь 13% от объёмов 1910 года. И это несмотря на то, что глубина и причалов, и подходного канала обеспечивает свободное продвижение больших океанских судов, а рейд порта может вместить для отстоя до сотни таких пароходов. С целью увеличения пропускной способности порта и удешевления погрузки начато строительство суперсовременного на то время элеватора, который по ёмкости и техническому оснащению должен был стать лучшим не только в СССР, но и во всех портах Чёрного моря.

В эти годы по всей стране происходит децентрализация государственного бюджета. У местных органов власти появляются собственные источники доходов: от предприятий местного подчинения, налоговые и неналоговые источники, специальные местные сборы. Доходная часть местного бюджета с 1923 по 1927 год увеличилась в четыре с половиной раза и достигла девяти с лишним миллионов рублей.

От материальной стороны жизни плавно перейдём к культурной сфере. Активное строительство нового просветительского дела (Политпросвета) сопровождалось упорной борьбой с «устаревшими и вредными» обществами «Просвіта». Читая тексты сборника, мы легко понимаем политику революционных лет: «Эти организации, собравши вокруг себя кулацкие, национально-шовинистские элементы, стали центром враждебных соввласти элементов». Борьба была недолгой. Советская власть силой выдавила национально-ориентированные идеи из жизни украинцев.

В 1924 году в Николаеве функционируют пять музеев, двадцать клубов, пять городских библиотек. Под бдительным оком Политпросвета работает театр «Эрмитаж». Театр революционной сатиры и быта «обслуживает» рабоче-крестьянские массы. В 1926 году на средства Политпросвета создаётся Укркапелла, Рабочий университет и курсы подготовки в ВУЗы. Бывший городской театр получает имя генерального прокурора УССР Скрыпника и открывается после восстановления в дни юбилея Октября.

В это время в городе функционируют три рабочих и одна селянская поликлиника с «пропускной способностью» до двух тысяч больных в день. К 10-летию революции открывается новая мощная поликлиника для застрахованных, крестьян, инвалидов и красноармейцев. Еврейская общественная организация «Номсюп» финансирует содержание и передаёт оборудование поликлинике в детгородке «Красное солнышко», где будет приниматься в том числе и «неорганизованное население». Имеется также институт «выходных врачей», которые посещают больных на дому.

Девяносто лет назад на учёте Николаевского окрсообеса стояли: инвалидов Красной армии – 130 человек, инвалидов царской армии – 212 человек, персональных пенсионеров – 28, дефективных – 44, инвалидов самостоятельного труда – 64 человека. Организованы крестьянские и городские общества взаимопомощи, комитет помощи больным, раненым и демобилизованным красноармейцам.
***
«Что же хотел этим сказать автор? – спросит въедливый читатель. – В чью пользу сравнение? На чью мельницу льёт он сдобренную цифрами воду своего текста?». «Ни на чью мельницу, ни в чью пользу», – отвечает автор, единственной целью которого является попытка поиска исторической истины. И памятуя известный парадокс Гегеля («история учит тому, что она ничему не учит»), автор хочет просто дать возможность читателю остаться наедине с исторически достоверным описанием жизни Николаева девяностолетней давности. Потому и приводит под конец статьи большую незамутнённую цитату. Сами решайте, научились мы чему-либо или нет.

«Сухопутные пути Николаевщины остаются в первобытном состоянии и несовершенны во многих отношениях. Они нуждаются в улучшении, исправлении, замене новыми, перестройке мостов и т.д. Хорошее состояние дорог нашего округа продолжается по климатическим условиям в среднем в течение года от 8 до 9 месяцев. Грунт земли бывает до того твёрд, что подводы катятся по нём, как по лучшему укатанному шоссе».

Источник

comments powered by HyperComments ___________________________________________________________________________________________
загрузка...
___________________________________________________________________________________________