“Нам нужна правда, мы хотим знать, что произошло с нашими детьми”